Сегодня : 27.12.2016


Генплан 2025

  • Неофициальный сайт, посвященный генеральному плану развития Москвы до 2025 года





Main.«ТотКтоХотелПонятьВсеПонял» История

Скрыть малые изменения - Показать разницу в разметке

22.08.2009 01:26 изменил 81.200.8.22 -
Изменены строки 5-8 с

''До нового года новая Мосгордума обязана утвердить проект нового генплана развития столицы. Основополагающий градостроительный документ и его прикладное приложение -- Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) -- будут определять лицо города в ближайшие 15 лет. Это будет уже четвертый генплан в истории первопрестольной (если не считать таковым «Прожектированный городу Москве план», составленный Екатериной Великой). И первый, в обсуждении которого позволили принять участие не только профессионалам-архитекторам, но и самим москвичам. Это отличие готовящегося документа от предыдущих генпланов -- сталинского, брежневского и ельцинского -- особо подчеркивают в Москомархитектуре. Заметим, что действующий генеральный план хотя и был утвержден правительством Москвы еще в 1999 году (а разработка его началась десятилетием раньше), Мосгордума приняла лишь четыре года назад. С федеральными органами власти план не согласован до сих пор -- всему виной новый Градостроительный кодекс.

Собственно говоря, тот документ, который в весьма короткие сроки должна рассмотреть и принять городская Дума, -- актуализированное и дополненное издание предыдущего генплана. Но, как неоднократно заявлял председатель Москомархитектуры Александр Кузьмин, градостроители обязуются внести в документ коррективы, основываясь на замечаниях и соображениях горожан. Критики проекта, а таковых оказалось достаточно много и в среде архитекторов, и среди общественных активистов, высказывают сомнения в том, что мнения москвичей по наиболее наболевшим вопросам (будь то решение проблемы пробок, вопросы экологии и социалки) будут на деле учтены городскими властями. По завершении первых в истории столицы публичных экспозиций проектов генплана и общественных слушаний по этому документу звучали упреки в том, что не у всех жителей была возможность принять участие в этих мероприятиях и далеко не все смогли толком разобраться в профессиональных тонкостях градостроительных проектов. О том, как именно разработчики генплана-2025 намерены прислушаться к «гласу народа» и как столичные власти собираются разрешить самые острые проблемы города, в беседе с корреспондентом «Времени новостей» Михаилом МОШКИНЫМ рассказал главный архитектор Москвы Александр КУЗЬМИН.''

на:

До нового года новая Мосгордума обязана утвердить проект нового генплана развития столицы. Основополагающий градостроительный документ и его прикладное приложение -- Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) -- будут определять лицо города в ближайшие 15 лет. Это будет уже четвертый генплан в истории первопрестольной (если не считать таковым «Прожектированный городу Москве план», составленный Екатериной Великой). И первый, в обсуждении которого позволили принять участие не только профессионалам-архитекторам, но и самим москвичам. Это отличие готовящегося документа от предыдущих генпланов -- сталинского, брежневского и ельцинского -- особо подчеркивают в Москомархитектуре. Заметим, что действующий генеральный план хотя и был утвержден правительством Москвы еще в 1999 году (а разработка его началась десятилетием раньше), Мосгордума приняла лишь четыре года назад. С федеральными органами власти план не согласован до сих пор -- всему виной новый Градостроительный кодекс.

Собственно говоря, тот документ, который в весьма короткие сроки должна рассмотреть и принять городская Дума, -- актуализированное и дополненное издание предыдущего генплана. Но, как неоднократно заявлял председатель Москомархитектуры Александр Кузьмин, градостроители обязуются внести в документ коррективы, основываясь на замечаниях и соображениях горожан. Критики проекта, а таковых оказалось достаточно много и в среде архитекторов, и среди общественных активистов, высказывают сомнения в том, что мнения москвичей по наиболее наболевшим вопросам (будь то решение проблемы пробок, вопросы экологии и социалки) будут на деле учтены городскими властями. По завершении первых в истории столицы публичных экспозиций проектов генплана и общественных слушаний по этому документу звучали упреки в том, что не у всех жителей была возможность принять участие в этих мероприятиях и далеко не все смогли толком разобраться в профессиональных тонкостях градостроительных проектов. О том, как именно разработчики генплана-2025 намерены прислушаться к «гласу народа» и как столичные власти собираются разрешить самые острые проблемы города, в беседе с корреспондентом «Времени новостей» Михаилом МОШКИНЫМ рассказал главный архитектор Москвы Александр КУЗЬМИН.

22.08.2009 01:26 изменил 81.200.8.22 -
Добавлены строки 1-94:

«Тот, кто хотел понять, все понял»

Главный архитектор Москвы обещает учесть предложения горожан по генплану-2025, но возражает против его «популяризации"

''До нового года новая Мосгордума обязана утвердить проект нового генплана развития столицы. Основополагающий градостроительный документ и его прикладное приложение -- Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) -- будут определять лицо города в ближайшие 15 лет. Это будет уже четвертый генплан в истории первопрестольной (если не считать таковым «Прожектированный городу Москве план», составленный Екатериной Великой). И первый, в обсуждении которого позволили принять участие не только профессионалам-архитекторам, но и самим москвичам. Это отличие готовящегося документа от предыдущих генпланов -- сталинского, брежневского и ельцинского -- особо подчеркивают в Москомархитектуре. Заметим, что действующий генеральный план хотя и был утвержден правительством Москвы еще в 1999 году (а разработка его началась десятилетием раньше), Мосгордума приняла лишь четыре года назад. С федеральными органами власти план не согласован до сих пор -- всему виной новый Градостроительный кодекс.

Собственно говоря, тот документ, который в весьма короткие сроки должна рассмотреть и принять городская Дума, -- актуализированное и дополненное издание предыдущего генплана. Но, как неоднократно заявлял председатель Москомархитектуры Александр Кузьмин, градостроители обязуются внести в документ коррективы, основываясь на замечаниях и соображениях горожан. Критики проекта, а таковых оказалось достаточно много и в среде архитекторов, и среди общественных активистов, высказывают сомнения в том, что мнения москвичей по наиболее наболевшим вопросам (будь то решение проблемы пробок, вопросы экологии и социалки) будут на деле учтены городскими властями. По завершении первых в истории столицы публичных экспозиций проектов генплана и общественных слушаний по этому документу звучали упреки в том, что не у всех жителей была возможность принять участие в этих мероприятиях и далеко не все смогли толком разобраться в профессиональных тонкостях градостроительных проектов. О том, как именно разработчики генплана-2025 намерены прислушаться к «гласу народа» и как столичные власти собираются разрешить самые острые проблемы города, в беседе с корреспондентом «Времени новостей» Михаилом МОШКИНЫМ рассказал главный архитектор Москвы Александр КУЗЬМИН.''

-- В ходе публичных слушаний жители выдвинули несколько десятков тысяч предложений и замечаний -- только непосредственно по генплану было предложено 12 тыс. поправок. Могут ли москвичи, участвовавшие в слушаниях, быть уверены в том, что их мнение услышано? Как их поправки будут оформлены и каким образом жители могут с ними ознакомиться?

-- Жители смогут ознакомиться довольно просто. До 26 августа окружные комиссии должны составить полный перечень замечаний. Они будут состоять из трех частей: во-первых, те замечания, которые были оставлены во время выставок, во-вторых, устные и письменные замечания, которые поступили в ходе собраний. И наконец, до 19 августа люди имели право передать свои письменные предложения в окружные комиссии и в городскую комиссию. Суммирование предложений -- задача окружных комиссий, которые действовали не только во время проведения публичных слушаний; они работают на регулярной основе.

Предложения будут собраны окружными комиссиями, и вслед за этим составленные перечни передадут разработчику генплана для внесения изменений и дополнений. Здесь в работу вступаем уже мы -- Москомархитектура. Мы должны дать ответ на каждый вопрос -- это должно быть сделано, если не ошибаюсь, до 16 сентября.

Мы бы не спешили, если бы федеральные власти не установили срок принятия генплана и Правил землепользования и застройки всех регионов (в том числе и Москвы) до конца 2009 года. Мы не имеем права пропустить ни одного замечания, даже тех, которые не относятся к генплану или правилам, -- наподобие жалоб на протекающую кровлю или на отсутствие дорожки к дому. Такие вопросы (составившие около трети поданных замечаний и предложений -- две трети вопросов касались непосредственно генплана и ПЗЗ) будут переданы в управы.

После того как замечания и предложения будут суммированы, все будет опубликовано на сайте Москомархитектуры, который является официальным источником по вопросам генплана. Мы не против того, чтобы эту информацию опубликовали любые СМИ. Во всяком случае, можно однозначно сказать, что это будет сделано на районном уровне -- в газетах, которые издают управы, и опубликовано на сайте в Интернете.

-- Слушания проводились летом, в период отпусков, и плюс ко всему в рабочее время. Не кажется ли вам, что значительная часть москвичей попросту не смогла принять участие в обсуждении?

-- Вообще-то средний отпуск составляет не больше 24 дней. Материалы по генплану были переданы в муниципалитеты еще в апреле, и уже тогда граждане имели возможность с ними ознакомиться. Кроме того, неверно, что публичные слушания закончены -- они будут продолжаться.

Следует пояснить весь процесс прохождения проекта генплана и ПЗЗ. Вначале, по закону, материалы генплана были отправлены в муниципальные собрания. Это было сделано как минимум за месяц до опубликования в газетах оповещений о начале выставок-экспозиций. Муниципалитеты на своем уровне начали работать, и еще на этом этапе мы получали замечания от граждан. Через неделю после этого оповещения прошли собственно выставки -- и они действительно закончились. После выставок были организованы собрания в управах. После того как результаты публичных слушаний будут суммированы и опубликованы, правительство Москвы принимает решение и передает проекты генплана и ПЗЗ в Мосгордуму нового созыва, которая должна принять эти документы в виде двух законов. Депутаты будут несколько месяцев работать по этому материалу, и каждый житель имеет право через своего депутата потребовать рассмотрения того или иного конкретного вопроса. Хочу еще раз подчеркнуть, что процесс принятия генплана вплоть до окончательного его чтения в Мосгордуме (а это чтение может быть и третьим, и четвертым) -- это процесс работы с населением.

В Москве созданы и действуют на постоянной основе городская и окружные комиссии по градостроительству, землепользованию и застройке. Так что граждане могут и после принятия законов о генплане и ПЗЗ обращаться в эти комиссии со своими предложениями -- правда, сама процедура рассмотрения предложений достаточно сложна: для того чтобы что-то изменить в уже принятых законах, нужно внести поправки в закон. Но все же возможность внести коррективы у людей будет -- надо работать и с комиссиями, и, безусловно, не забывать о том, что у нас есть депутаты всех уровней, с которыми нужно вести постоянную работу.

-- Многие горожане жаловались на то, что представленные материалы сложны для восприятия или вообще непонятны. Получат ли москвичи возможность ознакомиться не только с профессиональной документацией, но и с каким-либо адаптированным вариантом информации по генплану?

-- Предположим, вы хотите приватизировать свою квартиру. Вы не работник ЖКХ, и в тех документах, с которыми вы имеете дело, вы не знаете многих слов -- какая-нибудь бабушка и слово «инвестор» не знает. Несмотря на это, когда человек изучает документы на квартиру, ему в голову не приходит мысль сменить сложный документ на другую, более понятную, но юридически ничтожную бумагу. Так же и здесь житель должен понимать, что речь идет о судьбе его микрорайона и его дома, и любая «популяризация» была бы враньем.

В ходе общения с москвичами во время слушаний я убедился, что те, кто хотел разобраться, разобрались, вне зависимости от возраста. Например, одна из жительниц Гагаринского района заявила: «Границы домовладения, которое заходит на нашу территорию, на вашей карте нарисованы на миллиметр дальше, чем это указано в постановлении московского правительства». Я проверил и убедился: и правда дальше. Тот, кто хотел понять, все понял.

Потом, сами материалы представлены на нашем официальном сайте таким образом, что люди смогут разобраться. Например, карта выполнена в интерактивном режиме: кликаешь на определенный участок и видишь, к какой категории, к какой зоне -- развития или стабилизации -- относится тот или иной микрорайон, каковы объемы и параметры нового строительства и т.п.

-- Среди тех общегородских проблем, которые затрагивают (и, следовательно, волнуют) подавляющее большинство жителей, вероятнее всего, на первом месте окажется транспортный вопрос: пробки, развязки, парковки и т.д. Эксперты в области урбанистики констатируют, что улично-дорожная сеть в столице явно недостаточна. Предусматривает ли проект генплана какие-либо меры, которые могли бы предотвратить транспортный коллапс?

-- Я признаю, что улично-дорожная сеть явно не соответствует потребностям Москвы. Если обратиться к материалам генплана, то мы увидим, что нужно построить 350 км только магистральных дорог. Выход только один, точнее, два: строительство дорог и развитие метрополитена. И если трассы запланированы, но они не строятся (или в связи с кризисом, или в связи с отменой дорожного фонда) -- это претензии не к разработчикам генерального плана.

Такая ситуация с транспортом, которую мы имеем сейчас, сложилась не сегодня и не вчера. Масштабные общегородские транспортные работы -- МКАД, туннели на Садовом кольце и т.п. -- были осуществлены еще при Хрущеве. После этого ни в брежневские времена, ни в перестройку, ни в 90-е никто не занимался строительством магистральной сети. Отставание накопилось лет за 30.

Я считаю, что очень важно четвертое транспортное кольцо. Радиально-кольцевая система далеко не идеальна. Но для того чтобы разгрузить центр, нам нужна еще одна кольцевая магистраль. Поясню. У каждого из московских колец -- МКАД, Третьего транспортного и Садового (Бульварное кольцо -- это скорее эстетический элемент) -- есть определенные функции, которые они должны выполнять. К сожалению, эти магистрали несут на себе по две-три функции. Пока нет ЦКАД -- центральной кольцевой автодороги в Подмосковье, по МКАД объезжают Москву, МКАД объединяет периферийные районы города, и, кроме того, до строительства Третьего кольца МКАД была, по сути, дублером Садового кольца. Когда появилось Третье кольцо, которое взяло на себя функцию объезда центра, стало немного легче: Садовое стало распределителем внутри центра, и если раньше оно стояло с утра, то теперь до двух-четырех часов дня оно движется вполне свободно. Теперь уже Третье кольцо выполняет две функции: объезд центра и связь между периферийными районами города наряду с МКАД. Будущее четвертое кольцо должно взять на себя эту функцию -- распределение транспортных потоков между периферийными районами. К сожалению, мы не успели сделать эту работу в лучшие времена: МКАД расширили за четыре года, куда более сложную работу по Третьему кольцу провели лет за пять, теперь нам светит работа на десятилетия -- и по имеющимся деньгам, и по возможностям.

-- Кризис помешал?

-- Дело не только в кризисе, но и в действующем законодательстве, регулирующем отношения собственности. Большие проблемы вызывает согласование проектов с теми, в чьем распоряжении находятся интересующие нас территории.

-- В свое время выдвигался проект строительства четырех магистралей-хорд, которые по замыслу разработчиков могли бы разрешить проблемы, вызванные радиально-кольцевым строением города. Может быть, следует вернуться к этому проекту?

-- Эта идея была высказана при подготовке генплана развития Москвы 1971 года, и это была очень красивая идея. К сожалению, еще в 70-х территории, на которых могли бы быть проложены хорды, начали застраиваться. Очень долго земля в городе пустовать не может. Так что сейчас мы эти магистрали проложить не сможем. Тогда предлагалось использовать эти четыре хорды для грузового транспорта, которого было очень много в сравнении с легковым, и с учетом расположения промзон.

Сейчас мы предусматриваем развитие транспортных магистралей в первую очередь с учетом увеличения количества легковых машин. По генплану в городе появятся две рокады -- северная и южная трассы, идущие вдоль МКАД через спальные районы, с выходом за Кольцевую автодорогу. В результате люди, которые вынуждены добираться через Третье кольцо, смогут, не перегружая центр, доехать в нужный район.

Южная рокада уже практически существует: Рублевское шоссе переходит в Аминьевское, потом в улицу Лобачевского, далее идут улица Обручева и Балаклавский проспект. Планируется, что эта магистраль будет продолжена: пересечет Варшавское шоссе и через Кантемировскую улицу и Братеево по вновь построенному мосту выйдет на улицу Верхние Поля и далее на Волгоградский проспект. Этот проект, кстати, стал одним из примеров взаимодействия Москомархитектуры с жителями: мы внесем предложение о том, что в районе Братеево, дабы не отрезать его от Москвы-реки, трасса пройдет в подземном исполнении. Есть сложные участки на планируемой северной рокаде -- в районе Преображенской площади и Семеновской дорога пройдет под землей.

-- Увязывается ли развитие транспортной системы Москвы и развитие города в целом с аналогичными планами области? Ведь по Конституции столица и Подмосковье -- два различных региона, а термин «агломерация» в нашем Градостроительном кодексе отсутствует.

-- Наши критики пытаются упрекнуть нас в том, что мы пытаемся «представить Москву без области», но это не так. Не надо думать, что я не общаюсь со своим подмосковным коллегой Александром Фроловым и что мы не координируем наши проекты. Но по федеральному законодательству мы действительно имеем право выпускать документы только на свою территорию. Поэтому еще мой предшественник Леонид Васильевич Вавакин со своими подмосковными коллегами начал совместную работу, которая тогда называлась генпланом развития Москвы и Московской области. Мы согласовали наш проект (областным архитекторам и градостроителям сложнее -- у региона больше соседей), выслушали замечания и согласовали проекты, в том числе по транспорту, особо охраняемым природным территориям и санитарно-защитным зонам. Мне, честно говоря, самому не нравится такая ситуация, при которой мы представляем проекты развития наших территорий отдельно друг от друга. Мы живем в реальном городе -- в том, что во всем мире называется агломерацией, и жители Химок страдают точно так же, как и москвичи, попадая в зону Ленинградского проспекта.

-- В одном из выступлений вы упомянули тот факт, что в столице практически не осталось свободных земельных участков под массовую застройку, подобную той, что имела место, например, в Бутове. Не опасаетесь ли вы, что при застройке тех же промзон могут возникнуть проблемы, аналогичные бутовским, -- когда собственники предприятий не захотят покидать обжитые территории?

-- Такие проблемы будут, и они уже есть. Вся земля чья-то. Именно поэтому, говоря о четвертом кольце, я сразу упомянул проблему с собственностью. То, что мы могли делать, когда расширяли МКАД, сейчас будет весьма проблематичным. Вне зависимости от того, будет или не будет утвержден генеральный план, надо привыкать к новым условиям.

-- Предположим, что собственник упрется и заявит о том, что не будет расставаться со своим участком, на котором запланировано строительство жилого микрорайона.

-- Значит, будем судиться. При этом надо иметь в виду специфику федерального градостроительного законодательства. Возведение инфраструктуры -- транспортных объектов, инженерии, объектов специального назначения -- позволяет особо не церемониться с собственником: производится оценка территории, собственника, конечно, не выбрасывают, ему даются деньги и предлагаются альтернативные варианты размещения.

В свою очередь все, что касается строительства жилья, объектов соцкультбыта, предусматривает, что с собственником надо договариваться. Если человек не хочет идти навстречу, значит, ему плохо предложили. Как говорил один литературный герой, надо было сделать предложение, от которого нельзя отказаться.

Есть, например, большая проблема с ведомственными детскими садами: в советское время 60% садиков строил город, а 40% -- министерства и ведомства (особенно много таких ведомственных детсадов строилось на юго-востоке Москвы, где сосредоточены промышленные объекты -- ЗИЛ, АЗЛК и т.д.). В 90-е эти детские сады приватизировали. Но если земля выдавалась министерствам именно под сады, почему там сейчас строят офисы? Это вызывает возмущение жителей -- и детсада нет, и новых мест под его строительство тоже. Поэтому сейчас по детским садам у нас с такими структурами, как, например, РАО «РЖД», сейчас идет, не скажу, что борьба, но серьезная взаимная работа.

-- Вы говорили о строительстве жилья на месте нынешних промзон и упомянули районы юго-востока столицы, где экологическое состояние, скажем так, неидеально. Доступна ли гражданам информация об уровне загрязненности тех или иных районов? Будет ли учтен экологический фактор при принятии генплана?

-- Если уж разговор зашел о промышленных зонах, хочу напомнить, что мэр дал указание оставить за промышленностью 7 тыс. га. Эти территории четко обозначены в генплане, и на них собственник может строить только промышленные объекты -- для этих целей ему земля и выдавалась. Остальные территории переходят в разряд зон развития.

Генплан не ликвидирует санитарно-защитные зоны, не устанавливает особо охраняемые природные территории и не корректирует охранные зоны памятников архитектуры. Генплан как факт берет то, что уже есть на этой территории на сегодняшний день. Законодательство по охране природы, по защите архитектурных памятников приоритетно по отношению к градостроительному законодательству. Следовательно, мы не можем не учитывать экологические требования и требования по охране культурного наследия.

Но в генплане устанавливается: в первую очередь должны быть ликвидированы такие-то санитарные зоны. Мы не успокаиваем людей, произвольно расширяя «нормальные» зоны, но отмечаем горячие точки, где в первую очередь надо провести мероприятия по переводу территорий в новый статус.

Критики любят кричать о том, что экологическая проблематика остается вне нашего внимания, но люди смотрят на конкретные дела: берет правительство Москвы на себя обязательство сократить санитарную зону в данном месте или не берет, будет укреплять откосы на Воробьевых горах или не будет и т.д. В целом же по итогам слушаний могу сказать, что людей интересуют совсем другие проблемы.

-- Какие именно?

-- Генплан, как известно, делит Москву на две части: зону стабилизации (или сохранения) и зону развития. Москвичи «просекли» это сразу -- к примеру, в Гагаринском районе, где я встречался с жителями, самая частая просьба была следующей: «Сделайте наш район зоной стабилизации». Там, где люди живут в комплексно застроенных микрорайонах с хорошим озеленением, качественным жилым фондом, жители чаще всего заявляют: «Нам и так хорошо, и не надо совать в наш район какие-то инвестиционные проекты. Зачем нам нужно здесь массовое строительство? Вы все нарушите». И они правы. Значит, мы идем навстречу пожеланиям и объявляем микрорайон зоной стабилизации и сохранения застройки. В зонах стабилизации мы можем заниматься проектами благоустройства, проектами межевания, можем делать обосновывающие материалы по тем объектам, которые требуются по нормативам, -- это школы, детские сады, гаражи и т.д. И это будет подразумевать проведение новых публичных слушаний с выходом в Мосгордуму. Подозреваю, что скоро мы будем заманивать людей на эти слушания -- жителей придется вызывать на обсуждение по каждому случаю.

Но есть и другие кварталы, где люди живут в тех же пятиэтажках, в тех же санитарно-защитных зонах, зонах, неблагоустроенных на сегодняшний день. Они понимают, что за свои деньги не смогут привести район в порядок. Опять приведу пример с Гагаринским районом. Мне говорили: «Да, весь район хороший, но будьте любезны, переведите наши два квартала в зону развития». Теперь эти кварталы в документах генплана помечены синей штриховкой -- здесь будут вестись работы по реконструкции. В таких зонах будут предлагаться проекты новой планировки, новые объемы строительства.

-- Сразу возникает вопрос о самой проблемной категории зданий. Что происходит с программой реконструкции пятиэтажек?

-- К сожалению, она отодвинулась по времени как минимум на 2012 год -- это официальное решение. Кризис все-таки ударил по нашим планам.

Замечу, что тот кризис, который мы сейчас переживаем, морально воспринимается гораздо тяжелее, чем то, что творилось в 90-е. Тогда город был бедным, неблагоустроенным и обшарпанным. Сейчас Москва -- в целом город, скажем так, небедных людей. Когда принимался предыдущий генеральный план, а это, напомню, был 1999 год, основной градостроительный документ был «генпланом возможностей»: «Инвестор, приходи в наш город, мы дадим и плотность побольше, и объемы поинтереснее». В 2000-е город окреп, генплан в его нынешнем виде -- это «генплан необходимости»: «Дорогие инвесторы, мы привлечем вас так, как нужно городу, и туда, где нужно городу». А как будет сейчас? С учетом кризиса надо корректировать политику города, но не корректировать генплан.

Источник: Время новостей, 21.08.2009


Страница: Main.«ТотКтоХотелПонятьВсеПонял» - Изменено : Sat, 22 Aug 09

Powered by PmWiki
Skin by CarlosAB, источник - Sinorca

Хотите добавить информацию?
Пароль - gennplann, потренироваться можно в песочнице